Голос Экибастуза

Национальная политика

Печать PDF

Язык, обычаи, религия — три столпа нации

Этим летом в Астане наблюдала любопытную сценку, ярко иллюстрирующую языковый барьер, делящий казахов на «нағыз» (настоящих) и «шала» (плохо знающих родной язык). В швейном салоне клиент пытается объяснить мастеру, что именно хочет получить в результате подгонки брюк по фигуре. Оба казахи, только молодой человек говорит на русском, женщина — на казахском. Редкий случай, когда Юг и Север не понимали друг друга абсолютно. Обычно единокровные братья как-то договариваются на русском языке…

За 25 лет жители Казахстана должны были поголовно заговорить на государственном языке, но этого не произошло. Так считает наша собеседница, Почетный гражданин города Женис Мейрман.

— Женис Шанаковна, власть, вероятно, в силу геополитического расположения стремится копировать то Восток, то Запад. Казахские культура и язык используются в основном, на этнографических праздниках. На производстве и на заседаниях госслужб в ходу официальный язык, то есть, люди зарабатывают деньги на русском языке. Почему не работает казахский?

— Я вопросами казахского языка занимаюсь с советских пор. В Экибастузе одними из первых в Казахстане мы создали объединение «Мирас» по изучению казахского языка, культуры, истории. В ДК «Горняков» провели первый Наурыз. Затем создали общество «Қазақ тілі». И очень долго варились в своем соку, без видимых подвижек…

При акиме города Валерии Набитовском создавалось множество различных координационных советов, среди них, в частности, — совет по развитию государственного языка. Действовал этот координационный совет формально: порой, отчитывались люди, в глаза не видевшие занятий на родных предприятиях. Помнится, переводчик крупного предприятия назвал пару цифр: «Столько-то сотрудников, столько-то учится казахскому языку. У нас все нормально!». На меня докладчик внимания не обращает, ну, сидит себе старушка в тюрбане, и ладно. А я прекрасно знаю «способности» этого преподавателя под красивыми фантиками преподносить пустышку. Следующее заседание посвящалось состоянию государственного языка в учреждениях здравоохранения. Проверяющий отчитался, но на заседание ни одного руководителя поликлиник и больниц не пригласили! Для кого отчет?! Формально обсудили, дали формальные рекомендации: мертвая бумага затеряется в толстых папках с документами… И никого не волнует, что из этого выйдет! Никто не собирался проверять исполнение!

Уходила я с этих заседаний морально совершенно разбитая. Просила вывести меня из Совета… Формализм, по моим убеждениям, сравним со смертным грехом: перед своей страной, народом. Получается, что спасение утопающих — дело самих утопающих…

При Александре Вербняке Координационный совет преобразовали в рабочую группу по содействию развитию государственного языка. Аким — председатель. Он сразу сказал: хватит пустых разговоров, проблему надо обсуждать в присутствии руководителя предприятия, который на следующем заседании обязан доложить об изменениях. Александр Федорович распорядился, чтобы на заседаниях рабочей группы присутствовали первые руководители.

Я не верила, но президенты и генеральные директоры компаний действительно стали являться. Хорошо запомнила тот день: 21 декабря, шесть лет назад, на заседании рабочей группы впервые собрались все, кроме Щукина, который был в загранкомандировке.

А на следующем заседании был и Щукин: весь красный, переживающий... Спустя некоторое время нас пригласили на открытие кабинета казахского языка и этнографического музея в ТОО «Богатырь Комир». На День Независимости «баковцы» провели прекрасный праздник, ведущие — русские солидные мужчины — то и дело вставляли к месту стихи Абая, Мукагали...

На все сто процентов знать государственный язык пятидесятилетние бухгалтеры и технологи в силу особенностей возраста не смогут, и никто не собирается их заставлять! Важнее переломить психологическое сопротивление, сформировать доброжелательное отношение к казахскому языку, поднять уровень культурного мышления.

За последние пять лет ситуация в корне изменилась на предприятиях «Богатырь Комир», первой и второй электростанциях, в КЕГОКе, «Горэлектросети». Там открыты кабинеты и курсы государственного языка, созданы великолепные этнографические музеи.

Чуть ли не все зависит от первого руководителя. Если на здании фирмы огромными буквами написали высказывание Назарбаева, скажем, «Будущее казахского народа — в казахском языке» или «Пока есть язык — есть нация», рабочие обратят внимание и подумают — руководство вывесило цитату, значит, поддерживает вопросы языковой политики, следовательно, нам стоит пересмотреть отношение к казахскому языку!

В «Горэлектросети» начальники отделов составляют заявки на казахском языке, к переводчику подходят как к корректору лишь для исправления ошибок. Налажена системная учеба, результаты хорошие: есть группа начинающих, продолжающих, завершающих изучение казахского языка. И что квитанции пошли на двух языках, и что «Казахтелеком» перевел платежные автоматы только на казахский язык — уже определяет некую перспективу.

— Вы на одном из совещаний упоминали о тихом сопротивлении предписаниям рабочей комиссии на некоторых предприятиях...

— Разрезу «Восточный» за состояние делопроизводства на государственном языке, отсутствие специально оборудованного кабинета поставили «неудовлетворительно» при предыдущем, ныне покойном директоре. На государственном языке выходит только исходящая переписка из разреза, а между подразделениями делопроизводство ведется на официальном языке. На исправление дали срок — два месяца. Прошло четыре года, ничего не изменилось! Надо заметить: больше половины горняков разреза — казахи.

В ТОО «Вершина» только за последний год наладили делопроизводство на двух языках, установили таблички на кабинетах, но кабинет казахского языка так и не открыт. Переводчик переводит приказы на государственный язык. Однако, сотрудник не постоянный, а работающий по договору, от случая к случаю…

Стоит попенять отделу культуры и развития языков: слабовато ведет работу, после проверок не отслеживает исполнение полученных рекомендаций…

Детские сады поголовно ввели делопроизводство на государственном языке. Школы, словно сговорившись, перед членами рабочей группы ставят сказку-притчу «Мақта қыз». Девочку по имени Лариса, исполнявшую роль Мақта қыз, я попросила объяснить казахскую цитату на русском. Не смогла перевести, не усвоила даже повторяющиеся слова.

Высказала представителям городского отдела образования за показуху: ребенок 11 лет обучается, 11 лет люди получают зарплату, а результата никакого?! А учебники? Учась по нынешним учебникам казахского языка для русских школ, ученику, пожалуй, не хватит жизни овладеть связной речью. В ЕНТ казахский язык не включается, что уже расхолаживает, вузы на казахском языке — только для казахскоязычных. Молодой специалист, приходя на производство, где казахский язык практически не применяется, должен либо выучить русский, либо искать казахскоязычную нишу для применения своих знаний…

— Возможно, подобно Моисею, стоит подождать сорок лет, когда уйдет на покой последний казах, учившийся на русском языке?

— Если бы…Теперь заговорили о трехязычии…

Такой формат обучения для детей до 12 лет вреден, и в целом негативно повлияет на авторитет государственного языка. Доктор биологических наук, профессор Нугман Аралбай и доктор физико-математических наук Аскар Жумадилдаев уже сказали о том, что финансирование изучения иностранного языка, причем, поголовно, является нарушением главного закона страны — Конституции: гражданин Казахстана не обязан получать среднее образование на других языках, кроме государственного. Обязательное среднее образование на русском языке вменяется в обязанности гражданам России, согласно Конституции РФ; на английском языке — гражданам Великобритании и США, согласно их Конституции. Почему мы, казахстанцы, должны менять, ломать государственные стандарты образования, игнорируя требования Конституции РК и за счет налогоплательщиков Казахстана?

Позвонила мне учительница, которую направили на курсы полиязычия… Говорит, дают термины на английском языке, и один урок ведут четыре преподавателя! Ум за разум заходит. Сколько можно как маятник раскачивать школу, бросаться из крайности в крайность! Что хорошо в Сингапуре или в Норвегии — нам не подходит. Пока что это у нас деградирует государственный язык…

Подхалимов много стало, на самом верху обмолвились — на местах тут же подхватили. Не наш это менталитет. Иностранцы в позапрошлом веке отмечали, что степняк разговаривает с приезжими как с ровней, без заискивания, но и без наглости. Это выгодно отличало казаха от английского, немецкого или русского крестьянина…

Россия, как феномен имперский, всех ассимилирует. Не на уровне этноса, а на уровне духа. Казахи, вынужденно потеряв привычный кочевой уклад, быстро растеряли прежний дух. Курс на русификацию в Казахстане был более успешным, чем, например, в Узбекистане. Оседлая культура оказалась более устойчивой.

— Как вы думается, увенчается успехом идея павлодарского казаховеда Шолпан Кенжиковой «вытащить» казахский язык из русскоязычных казахов?

— Если обучение поставлено интересно, почему бы и не попробовать что-то новое? Язык — это крепость, и атаковать ее нужно со всех сторон. Петь, слушать, читать. Посмотрите, как выучил казахский заместитель акима области Николай Дычко!

— Вы — первый председатель Лиги женщин-мусульманок. И Вы выступили против переименования в «Нур алеми ана»...

— На отчетной конференции сказала так: зачем выпускать как из инкубатора «Нұр Отан», «Нұрлы Жол», «Нұрлы әлем ана»? К чему излишне политизировать женское общественное объединение? 14 лет лиги области существовали по отдельности, так почему на пятнадцатый год должны стать чьим-то филиалом?! Это не товаропроизводящая фирма, нуждающаяся в дополнительных точках сбыта! У нас есть аудитория, свой устав и счет в банке. Сейчас в юстиции экибастузская Лига проходит процедуру перерегистрации как ОО «АНА ұлагаты» (Назидание матери).

— Над чем в плане нравственного воспитания следует работать преобразованному обществу?

 — В названии «АНА ұлагаты» заложены три главных постулата, олицетворяющие казахскую женщину — язык, религия и обычаи. Именно в этом порядке, как некогда было сказано Алиханом Букейхановым. Язык заключает в себе самую простую, ежедневную картину мира, религия — самую сложную. Между ними стоят ценности народа — традиции и обычаи, казахский менталитет. Если говорить современным языком, язык, религия, обычаи должны стать брендом!

В нашем уставе все очень хорошо расписано. Создано молодежное крыло: клубы для девушек «Назерке» и «Келін отау». Руководствоваться следует принципом: без религии никто не умрет, без родного языка каждый умирает многократно!

Мы убрали из устава ОО «АНА ұлагаты» чтение намаза, изучение арабского языка. Никого не заставляем, но и не запрещаем, Коран читают многие. Но лично я не приветствую, когда женщины не выходят из мечети. Я хорошо разбираюсь в религии, причем, занимаюсь этим вопросом давно, с тех пор, когда это еще не вошло массово в нашу жизнь. В 1983 году с конференции в Кызылорде привезла очень хорошую книгу. В ней ясно сказано: в мечеть не ходят больные умственными болезнями и женщины! В Саудии и Средней Азии в мечетях нет отделений для женщин. И в Мекку женщины времен Кунанбая в хадж не ездили, а если и ездили, то только подавать чай мужьям! Кто их раньше считал кажы? Теперь с каждым годом все больше становится женщин-кажы, но если бы они наставляли своих дочерей и невесток на путь духовного очищения, гуманности, казахской ментальности... К сожалению, этого не вижу. Не редкость обратное — на ауызашаре читают дуга: бабушка — кажы, рядом сидит внучка в шортах, голоногая и с открытой грудью. На первом месте у дочерей и келин этого круга (чего скрывать: в хадж женщины из малообеспеченных семей не летают) все, что модно, броско. Зачем, спрашивается, на семейный праздник, скажем, один год ребенку или юбилей отца семейства, звать 150 человек? Человечнее было бы накормить и помочь одеться многодетной семье.

На виду у горожан из деятельности прежней Лиги женщин-мусульманок только праздничные мероприятия. Мы защищали и, надеюсь, в новом общественном объединении продолжим защиту интересов женщин. Приходилось защищать детей-сирот, жен, пострадавших от домашнего насилия. Я семь раз участвовала в судебных разбирательствах. Женщине, которой удалили легкое, помогла получить квартиру.

— Лига женщин-мусульманок, теперь «Ана ұлагаты» входит в Ассамблею народа Казахстана и располагается при Доме Дружбы. Поправьте меня, если не права, порой, вы дублируете работу культурного центра «Атамұра». Может, правильнее было бы вам объединиться под одной крышей?

— Что находимся в разных местах, это нормально. Считаю, «Атамұра» как национальный центр не отвечает требованиям сегодняшнего дня по внешнему и внутреннему оформлению и работе.

С легкой руки одного из прежних руководителей отдела культуры (подозреваю, для облегчения себе жизни) изменили статус на «Центр культуры». Культурных центров много, и «Атамұра» стала больше походить на сельский клуб. Хотя задача «Атамұры» в другом. Изначально центр создавался как национально-этнографический, где будут собраны лучшие и редкие экземпляры казахского национального быта — костюмы, утварь, книги и прочее. Но по богатству экспонатов, расположенный неподалеку этнографический кабинет «Богатырь Комир» гораздо лучше. По моему мнению, здание «Атамұры» должно быть самым величественным в городе…

— Прежде смуглолицые девушки с характерным разрезом глаз выступали в кокошниках. Теперь несколько странно видеть славянские лица в саукеле и чапанах. Не находите, что это очередной перегиб?

— Если от души поют на казахском или детей других национальностей отдают в казахские школы — стоит только приветствовать.

И без русской культуры, без русских людей казахам тоже нельзя.

Русский язык открыл нам мир Пушкина, Шекспира и Вольтера. Моя мечта: походить босиком по земле Ясной Поляны, как ходил по ней Лев Толстой. Современные учебники литературного чтения дают что попало: маловразумительные стихи каких-то «училок», корявые переводы неизвестных иностранцев. Нет чтобы полноценно дать Фаризу Унгарсынову и Мукагали Макатаева, Лермонтова и Тютчева… В их творчестве все лучшее от человечества.

Среди моих старых друзей есть русские, которые гораздо благороднее казахов. Бывает, казах сделает подлость, не моргнув глазом. Поэтому при выборе знакомых я не смотрю: найман или русский. Лишь бы человек был хороший…

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Бессмертный полк

Детская художественная школа

Детский фонд "Экибастуз"

Ссылки

Колонки

Архив

Вход

Мы в социальных сетях

      

Сейчас на сайте

Сейчас 41 гостей онлайн


Ежедневные курсы валют в Республике Казахстан

Праздники Казахстана