Айдос Сарым: о процессах политической реабилитации жертв репрессий, исторической справедливости и здравом смысле

Айдос Сарым: о процессах политической реабилитации жертв репрессий, исторической справедливости и здравом смысле

НУР-СУЛТАН. КАЗИНФОРМ – Казахстанский историк, депутат Мажилиса Парламента РК, член Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий Айдос Сарым дал интервью МИА «Казинформ».

Айдос, вы, наверное, уже видели некоторые публикации в казахстанских и российских СМИ относительно выступления вашего коллеги Берика Абдыгалиулы по вопросам так называемого Туркестанского легиона. Что вы можете сказать на этот счет?

— Ну что тут можно сказать? Главное, на мой взгляд, уже сказал Глава государства, когда заметил, что изучение истории – вещь нужная и правильная, но желательно, чтобы ею занимались, оценивали, интерпретировали профессиональные историки, архивисты, на базе конкретных архивных документов и документальных источников. Я не отрицаю, что каждый человек имеет право изучать историю, читать книги, архивные сборники, но когда дело касается очень тонких, я бы сказал, щепетильных вопросов надо иметь уровень серьезной подготовки и фундированности. В особенности, если это касается вопросов не до конца исследованных, проработанных, имеющих потенциал для излишней драматизации или политизации, касающихся вопросов преломления интересов государств, эмоциональной памяти народов. Как правило, и политики, и журналисты имеют общую, я бы сказал повышенную склонность искать и находить скандалы, «клубничку», просто горячие темы, способные привлечь к ним внимание широкой аудитории. Кейс с высказываниями моего коллеги Берика Абдыгалиулы, а также резонанс, который они получили в Казахстане и России, на мой взгляд, связан именно с этими обстоятельствами.

То есть, вы не считаете, что заявления Берика Абдыгалиулы являются резонансными, способными повлиять на межгосударственные отношения Казахстана и России?

— Уверен, что нет. Если историей занимаются благонамеренные историки и архивисты, если их цель установление исторической истины, какой бы горькой или разочаровывающей она ни была, это не приводит к конфликтам и недоразумениям. Плохо, когда история становится полем политики, полем самоутверждения и уничижения других народов и стран, тогда исторические факты и интерпретации могут становиться информационным оружием. К сожалению, мы видим, что такие факты имеют место в современном мире, и подобные веяния не обходят стороной и нашу страну. Берик Абдыгалиулы – это очень уважаемый в стране историк, кандидат наук, автор нескольких десятков книг и сборников документов, многие из которых он написал в сотрудничестве с российскими коллегами. Уверен, что никто из их числа не может бросить в него камень и обвинить в каких-то преступных и крамольных мыслях и умыслах. Другое дело, что Берик Абдыгалиулы еще и депутат Мажилиса Парламента, член созданной Президентом Касым-Жомартом Токаевым в конце прошлого года Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий. Нынешний статус моего коллеги, видимо, в некоторой степени что называется «повысил ставки», невольно «повысил градус» развернувшейся дискуссии…

Я вот тоже хотел спросить про это. К дискуссии быстро подключились депутаты Государственной Думы России, ваши коллеги, начали обвинять Казахстан в забвении памяти предков и тому подобное. Как вы прокомментируете их заявления?

— Прежде всего, я хочу сказать, что они сами стали жертвами неверных интерпретаций и переводов, а возможно и даже сознательной политической провокации, которая имела целью именно такую повышенную эмоциональную реакцию.

Казахи по своей природе такой историоцентричный народ, каждый представитель которого назубок знает имена семи предков, держит в голове устную историю своей семьи. Каждая казахская семья потеряла кого-то из близких в страшном двадцатом веке. Это неизбывная боль, неугасимая травма в сердце и душе каждого жителя нашей страны. Найдите на постсоветском пространстве еще одну страну, которая так тщательно хранит историческую память, в том числе о Второй мировой войне, заботится о ветеранах так же, как Казахстан! Поэтому обвинения эти явно не по адресу.

Я не сильно ошибусь, если предположу, что указанные депутаты Госдумы не владеют казахским языком и не читали интервью Берика Абдыгалиулы в оригинале. Скорее всего, речь может идти о том, что они уже перечитывали какие-то куски, интерпретации недругов нашей страны, элементарно — завистников и недругов того же Абдыгалиулы. А дальше все уже пошло по принципу: «Слышал звон, да не знаю где он»! Мне в эти дни попадались весьма дикие интерпретации, а также факты, когда журналисты или эксперты, политологи сами добавляли «звона» и «шума», настолько вольно интерпретировали слова моего коллеги, что даже я был удивлен характеру всего того, что мы называем «постправдой» или «инфодемией».

А на самом деле?

— Берик Абдыгалиулы давал очень большое, развернутое интервью казахским журналистам о работе Государственной комиссии. В числе прочего журналисты спросили его и относительно истории наших сограждан, которые попали в плен к врагу, в силу исторических обстоятельств, невзгод концлагерей были вынуждены выживать, в том числе и вступая в ряды Туркестанского легиона. Он и сам говорил, что история эта неисследованная, много неизвестного: начиная от численности казахов, которые попали в плен, казахов, которые поступили на службу в войска Вермахта и заканчивая их историческими судьбами. Речь всегда идет в общем и целом, есть одна более или менее достоверная цифра – 180 тысяч «туркестанцев», под которыми понимали всех мусульман из Средней Азии, а также Кавказа и Крыма. Это при том, что на стороне немцев воевали сотни тысяч русских, украинцев и представителей других народов! Многие из казахов потом с оружием в руках переходили на сторону советских и союзнических войск, становились партизанами на территории Украины, Беларуси, Югославии, Италии, Франции, Бельгии и других стран, пополняли ряды Сопротивления. Не все были идейными сторонниками нацистов, не все успели даже с оружием в руках воевать, служили в тыловых войсках, охранных на территории Европы. Впоследствии они попали в жернова сталинской системы ГУЛАГа, продолжили свои мытарства. Речь шла о восстановлении исторических фактов, установлении имен, нахождении мест захоронения.

То есть речь не шла о реабилитации Туркестанского легиона как фактора или феномена?

— Конечно же, нет! Речь шла и может идти о реальных людях, которые попали в сложнейшие жизненные обстоятельства, хотели выжить, а при случае снова брали оружие и воевали против нацизма. Почему мы не можем их реабилитировать? Тем более, что значительная часть из них отсидели огромные сроки, часть была реабилитирована еще советским судом и органами прокуратуры! Берик Абдыгалиулы прямо говорил: речь должна идти об исторических документах, архивных фактах, на основании которых по каждому конкретному случаю суд может принять решение. Речь, заметьте, не идет о тотальной реабилитации Туркестанского легиона! Это очень важно, именно поэтому я на этом отдельно хочу заострить ваше внимание и внимание читателей.

Хочу особо подчеркнуть, Республика Казахстан привержена взятым на себя обязательствам в рамках международных организаций. С 2005 года Республика Казахстан выступает соавтором ежегодных резолюций Генеральной Ассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости», инициатором которых является Российская Федерация.

Наряду с этим, наша страна конструктивно взаимодействует с Россией и в рамках интеграционных объединений. В частности, приняты обращения глав государств – участников СНГ к народам стран Содружества и мировой общественности в связи с 75 и 80-летием Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. В рамках ОДКБ – заявления министров иностранных дел этой Организации «О недопустимости осквернения памяти воинов-освободителей в годы Второй мировой войны» (2017 г.) и «О 75-летии Приговора Международного военного трибунала в Нюрнберге» (2021г.). Руководство и МИД нашей страны неоднократно заявляли о том, что мы исходим из того, что любые попытки пересмотра итогов Второй мировой войны являются недопустимыми, и твердо выступаем против оправдания нацизма и фашизма.

Наверное, будет уместно, если вы расскажете и о работе Государственной комиссии. Ведь проводится очень большая и серьезная деятельность, в ее орбиту вовлечены сотни ученых, историков, архивистов…

— На сегодняшний день на основе Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий выстроен обширный блок научных изысканий по различным категориям репрессированных в 20-50-х годах двадцатого века. Основным объектом исследований выступают категории пострадавших от политических решений тоталитарного режима и кампаний по политическому преследованию различных категорий граждан, включая массовые депортации народов в Казахстан. Проводится большая работа по рассекречиванию архивов, публикации архивных материалов, мобилизованы, как вы правильно сказали, лучшие кадры.

При этом, никто из членов Госкомиссии, да и вообще ни один разумный человек в стране не рассматривает историю страны, ее трагические страницы как повод для стравливания наших стран, как повод для сведения счетов с Россией или с русским народом. Русский народ не в меньшей, если не в большей степени стал жертвой сталинских репрессий, жертвой голодоморов, лишился огромного потенциала.

Никто не пытается «сводить счеты» или «предъявлять счета», требовать репараций. История нужна нам как терапия, как способ закрыть ту огромную экзистенциальную дыру в исторической памяти, которая связана с двумя голодоморами, репрессиями, лишениями. Мы потеряли миллионы наших сограждан, наших предков, не знаем, где они похоронены, где лежат их кости. Элементарно, после Великой отечественной войны мы имеем десятки тысяч «пропавших без вести», потомки которых тоже хотят их найти, преклонить колени, прочитать поминальные молитвы. Этим тоже наша Госкомиссия занимается.

Мы хотим проститься с трагической историей двадцатого столетия, понять ее, понять себя. Мы говорим о тоталитарном сталинском режиме, говорим об истории, которая не должна никогда более повториться!

Вот вы начали говорить об истории голодомора. Ведь это тоже тема политизированная. Вам так не кажется?

— Тема эта не политизирована. Ее пытаются политизировать. Есть много людей, которые эту сакральную тему пытаются сделать своим флагом, но при этом, не обладая ни нужными массивами исторических данных, ни элементарной политической и исторической зрелостью.

Как с правовой точки зрения, так и с точки зрения исторической науки события 20-30-х годов в Казахстане при всем их трагизме и тяжелых гуманитарных последствиях выступают как факт необдуманной политики сталинского тоталитарного режима. Исследователи данного вопроса, в том числе зарубежные (например, автор книги «Голодная степь» Сара Кэмерон), отмечают, что на сегодня нет ни одного серьезного документального источника, либо директивы, прямо или косвенно свидетельствующих о намеренных действиях по созданию голода.

В настоящий момент акцент в работе исследователей этого вопроса делается на историко-архивной, изыскательской и мемориальной деятельности. Он заключается в том, что жертвами экономических авантюр и преступной продовольственной политики советской власти, помимо казахстанцев, стали жители Украины, Беларуси, Молдовы, ряда регионов России, в том числе Поволжья и Северного Кавказа.

Сейчас приоритеты научной работы казахстанских исследователей заключаются в проведении объективного анализа исторического процесса, позволяющего исключить ненаучные инсинуации и двусмысленные дискуссии по данному вопросу. Основные усилия сегодня в работе по исследованию причин и последствий голода 20-30 –х годов направлены на формирование открытой источниковедческой базы для проведения объективного анализа событий и решений советского руководства того времени, приведших к голоду в Казахстане и других странах, а также мер по их устранению. Здесь акцент делается на сотрудничестве и реализации совместных культурно-гуманитарных проектов с учеными и историками из других стран, в том числе из России.

Результаты этого сотрудничества видятся в создании совместных документальных фильмов, научно-популярных статей, монографий, интервью и т.д. На данный момент обширные открытые источники по содержанию событий тех лет имеются как в казахстанских, так и российских фондах. Основную базу документов представляют государственно-партийные фонды Архива Президента и Центрального Госархива РК. Значительный объем материалов размещен в Центре документации новейшей истории и Государственном архиве в г.Семей, региональных архивах ВКО, ЗКО, СКО, ЮКО и Актюбинской области.

На заседании Госкомиссии мы даже хотим поставить вопрос о создании специального мемориала, нечто вроде казахского Яд-Вашема и создании института праведников казахского мира. Есть десятки и сотни имен людей, которые спасали казахов от голода в России, Кыргызстане, Китае, Узбекистане, Туркменистане и других странах. Мы хотим сделать их имена достоянием гласности, показать свою искреннюю благодарность и признательность. Разве такую политику, такие предложения можно назвать направленными на разрыв человеческих и межгосударственных связей? Вот такие вот личные, человеческие истории должны служить исторической канвой новых фильмов и книг. История, как явление, как и любая человеческая жизнь не бывает монохромной.

Но в рамках Госкомиссии вопрос изучения фактов политических репрессий против военнопленных казахстанцев, оказавшихся в 1939-1945 гг. в плену фашистской коалиции изучается?

— Да, это так. Создана отдельная подгруппа из профессиональных историков и специалистов. Здесь особый акцент сделан на восстановлении честного имени тех, кто безвинно пострадал, как от тоталитарной машины фашистов, так и несправедливых решений сталинской системы. Базовым методическим руководством для организации этой работы стал опыт российских ученых историков и принятых решений российского руководства в отношении военнопленных. Правовой основой для этих решений, напомню, был Указ Президента РФ Б.Ельцина от 25.01.1995 года «О восстановлении законных прав российских граждан-бывших советских военнопленных и гражданских лиц, репатриированных в период Великой отечественной войны и в послевоенный период».

Обширный материал по этим вопросам представлен в трудах российских ученых–исследователей. Среди них наиболее известны – Романько О.В., Семиряга М.И. Глубокое изучение историческое факты в отношении пленных получили в трудах казахстанских ученых Есмагамбетова К.Л., Садыковой Б.И., Кокебаевой Г.К., Мендикуловой Г.М.

Сегодня в рамках исследований Государственной комиссии особое значение придается тому, что большое количество казахстанских граждан, попав в плен, и обманом либо силой будучи включенными в состав Туркестанского легиона, при отправке на фронт оставляли его ряды.

Совершались массовые побеги, либо отказ от участия в боях против Красной Армии. В этих случаях немецкими властями принимались меры по массовым расстрелам и отправке несогласных воевать за них в концлагеря. Были системные случаи, когда роты Туркестанского легиона, направленные против партизан Украины и Беларуси, целиком переходили на сторону партизан и сражались вместе с ними с фашистами.

Также объективный исторический факт состоит в том, что фашисты, поняв опасность и неэффективность использования мусульманских легионеров в военных действиях, отправляли их в тыл на строительные либо охранные работы. Есть подтвержденные исторические факты, когда в частях мусульманских легионов, охранявших военные объекты в Германии, либо занятых на строительстве оборонных сооружений, возникали бунты, организовывалось подпольное сопротивление фашистам.

Эти люди также выявлялись немецкими спецслужбами и жестоко с ними расправлялись. Имена этих людей сегодня должны быть установлены и возвращены потомкам. Это фундаментальное право для любой страны изучить подробности исторических событий и представить реальную картину своим гражданам. В качестве интересного кейса может послужить, например, судьба татарского поэта Мустафы Джалиля. Ведь до нахождения его дневников, стихов, писем, про него тоже много говорили плохого. Сейчас он культовый персонаж не только татарской, но и российской литературы.

Главное, повторяюсь, объективный и подробный исторический анализ. В этих целях Государственная комиссия собирает источники, налаживает сотрудничество с учеными из разных стран, поднимает архивы. Предпринимаются все меры, чтобы выяснить реальные исторические факты, которые позволят делать выводы по каждому событию, каждой фамилии. Также важно подчеркнуть, что Государственная комиссия не имеет функций по непосредственной реабилитации. Её основная задача — собрать исторический материал, проработать, обобщить факты и подготовить рекомендации для правовых и государственных решений. Здесь также важно отметить, что Государственная комиссия большое внимание уделяет совместным консультациям и обсуждениям с учеными из других стран, что должно позволить подготовить наиболее объективные и всесторонне изученные выводы и рекомендации.

Спасибо за очень подробную информацию. Мы очень много узнали о работе комиссии. Надеемся, что данное интервью поможет снять острые вопросы и вернуть все дискуссии в рациональное русло.

— Спасибо и вам, мы тоже на это надеемся. Могу еще добавить и про информационную работу. Мы и сами убедились, что нужно помимо исторических научных изысканий, проводить и широкую работу в СМИ.

Забегая вперед могу сказать, что будет создана еще одна группа по информационному сопровождению деятельности Государственной комиссии, повысятся требования как в части открытости ее работы, публикации промежуточных отчетов и сведений, так и в части персональной ответственности, научной строгости для всех членов Госкомиссии. В рабочую группу войдут специалисты в области медиа, руководители СМИ, надеюсь, что и ваше информагентство поддержит нашу работу.

Мы с радостью готовы поддержать!

— Тогда и вас, и ваших читателей ждут очень интересные исторические и архивные документы.

Новости по теме Айдос Сарым: о процессах политической реабилитации жертв репрессий, исторической справедливости и здравом смысле Об условиях для создания доступных спортобъектов в Нур-Султане рассказал Алтай Кульгинов Детей из реабилитационного центра познакомили с профессией кинолога в Алматы Айдос Сарым: о процессах политической реабилитации жертв репрессий, исторической справедливости и здравом смысле Какая помощь была оказана казахстанцам в период пандемии КВИ Айдос Сарым: о процессах политической реабилитации жертв репрессий, исторической справедливости и здравом смысле В каких условиях прошли два года президентства Касым-Жомарта Токаева, рассказал политолог Популярное 1 Пожизненное лишение прав грозит молодому водителю в СКО 2 Самодельные гранаты изъяли у жителя СКО 3 Кому положены жилищные сертификаты в Караганде 4 Туберкулез за два часа выявляют в Туркестанской области 5 Когда в столичных школах закончится удаленка, рассказал Алтай Кульгинов Читайте также Айдос Сарым: о процессах политической реабилитации жертв репрессий, исторической справедливости и здравом смысле В Актау начата реконструкция автодороги от аэропорта до пляжа Айдос Сарым: о процессах политической реабилитации жертв репрессий, исторической справедливости и здравом смысле Для увеличения кормовой базы выделено 200 млн тенге в Мангистауской области